«Моряк бросает якорь один раз на всю жизнь»

Просмотров: 32

            История настоящей любви моряка и морячки, которая вопреки особенностям профессии навсегда связала две счастливые жизни.

            В прошлом месяце в России отмечали День семьи, любви и верности. Морские семьи в этом смысле – особенные, в разлуке сложно сохранить доверительные отношения. На современных судах моряки имеют возможность регулярно общаться с родными, а когда-то основным средством связи были короткие радиограммы вроде «все хорошо, люблю».

            Амур в троллейбусе

            Уроженец украинского городка Нежин Иван Дмитриевич Ухо с детства мечтал работать на торговом флоте, хотя рос вдалеке от моря. Близкие вспоминают: на одной из детских фотографий на утреннике он стоит в гюйсе. Наверное, с тех самых пор Иван и «заболел» морем.

            Однако родители категорически не захотели отпускать сына учиться в большой город. Тогда Иван самостоятельно подал документы в Херсонскую мореходную школу. Но когда оттуда пришел вызов, мать просто сожгла документы – настолько велико было нежелание отпускать сына во взрослую жизнь.

            Решимость Ивана это, однако, не поколебало, и по совету армейского приятеля после службы он отправился в Новороссийск. Здесь он поступил в мореходную школу, здесь же познакомился с будущей женой Ларисой, с которой прожил вместе счастливую жизнь.

            «Мы с подругой после учебы ехали в троллейбусе, на остановке Куникова в него сели Ваня с другом, разговорились, – вспоминает историю их знакомства Лариса Владимировна. – Они пригласили нас в кино, и я согласилась по просьбе подруги, потому что ей очень понравился друг Вани. Покорил он меня уже позже, когда на одно свидание принес не букет цветов… а палку дефицитной колбасы, которую ему прислала мама, она работала на комбинате. Ему было 20 лет, и я подумала: он совершенно особенный. Сесть в тот троллейбус было, наверное, самым верным решением в моей жизни».

            Арбузная корочка для папы

            Они поженились, родили детей. Иван ходил в рейсы, Лариса продолжала учиться, растила сыновей и привыкала быть женой моряка. В то время пароходы часто заходили в советские черноморские города, и при любой возможности она с детьми приезжала к мужу. Одну из таких поездок в семье со смехом вспоминают до сих пор.

            «Мы тогда узнавали информацию о месте нахождения пароходов через газету или в «Трансфлоте» и там же брали билеты на самолет, тогда еще был аэропорт в Новороссийске, – рассказывает Лариса Владимировна. – И вот я узнаю, что Ванино судно в Италии и скоро идет на Одессу. Беру билеты, проходит время – в «Трансфлоте» говорят, что судно по-прежнему в Италии. Я сдаю билеты, снова беру, жду. После нескольких таких неудачных попыток мне сообщают: судно, наконец, вышло на Одессу. Мы с детьми собрались, прилетаем, селимся в гостиницу «Моряк». Нам говорят: можем вас поселить на сутки, завтра начинается симпозиум, все номера будут заняты. Перевозят нас в Ильичевск, симпатичный такой городок, очень чистый. Четверо суток мы там ждали, естественно, дети съели все, что я везла Ване, осталась только часть арбуза. И вот пароход пришел, нас привозят обратно в Одессу. Я думаю: ну все, сейчас выдохну, дети ведь маленькие совсем были, старшему – три с половиной, младшему – полтора года. А вечером в тот же день нам говорят: собирайтесь, пароход готовится на отход. Помню, я так плакала, очень обидно стало».

            Рация из картона

            Таких долгожданных встреч на пароходах в их жизни будет еще очень много. Сыновья – оба сегодня работают на танкерах группы «Совкомфлот» – очень хорошо помнят эти визиты, во время которых поднимались на мостик, спускались в машинное отделение.

            «Нам даже давали погудеть или дать громкий звонок, – вспоминает младший из сыновей Дмитрий. – Конечно, это производило на нас, мальчишек, просто невероятное впечатление. Помню, мы потом брали в курилке коробки из-под сигарет и играли с братом в моряков, переговаривались по этим самодельным «рациям». Тогда были очень открытые люди, большие дружные экипажи, у всех каюты открыты, все чем-то угощали. Пройдешь так по пароходу – как будто колядовал, целый мешок сладостей несешь обратно. Потом выставляли «детские» вахты: всех детей – а семей приезжало много – собирали под присмотром одного взрослого, мы играли, было весело. И я очень хорошо помню, что ко всем морякам независимо от их должности было одинаково уважительное отношение. В этом большое отличие советского флота от современного. Прежде всего, тогда не было огромной разницы в зарплатах между комсоставом и рядовыми. А во-вторых, само отношение к любому специалисту основывалось только на его профессионализме, а не на занимаемой должности».

            Три простых правила

            Иван Ухо всю жизнь оставался рядовым. Он сошел на берег боцманом танкера «SCF Samotlor», в 2017 году его вместе с остальными пенсионерами торжественно проводили на заслуженный отдых.

            «Наверное, надо было мне быть настойчивее, чтобы он все-таки получил высшее образование, потому что у него все бы получилось, но на себя, к сожалению, всегда не хватает времени», – говорит сегодня Лариса Владимировна.

            При этом детей Иван Дмитриевич всегда напутствовал: учитесь. А еще – направлял углубленно изучать английский язык.

            «Брат еще в детстве решил идти по стопам отца, а я хотел работать в милиции, – вспоминает Дмитрий. – Но папа, наверное, предвидел мое будущее и перевел в школу, где хорошо преподавали английский язык».

            Дмитрий на всю жизнь запомнил три совета, которые дал ему отец перед первым рейсом: делай свою работу хорошо, отдыхай только в компании людей, в которых абсолютно уверен, и не ввязывайся в сплетни. Иван Дмитриевич был убежден: соблюдая эти простые правила, сыновья смогут построить достойную карьеру на флоте.

            Он не ошибся: старший сын Ивана Ухо, Александр, сегодня работает вторым помощником, младший готовится на старшего механика.

            «Он всегда очень ими гордился, – вспоминает Лариса Владимировна. – Для него было большой радостью слышать от коллег, кто работал с Сашей или Димой, добрые слова о сыновьях, об их профессионализме и порядочности».

            Семейные ценности

            Большие «приветы» летели и в обратную сторону.

            «Очень часто, слыша нашу запоминающуюся фамилию, люди спрашивали: а ты случайно не родственник Ивана Ухо? И когда узнавали, что я его сын, передавали ему приветы, говорили о нем теплые слова, – рассказывает Дмитрий. – Совсем уж неожиданно это случилось, когда мы с охраной проходили Аденский залив, и вдруг меня вызвал капитан со словами: «Тебя ищут наши бойцы». Оказалось, что они увидели в судовой роли знакомую фамилию, а отец в одном из рейсов помогал им разбирать автомат. Попросили сфотографироваться и отправить ему снимок с наилучшими пожеланиями».

            Дмитрий многое перенял у отца, ведь мама воспитывала их по его примеру.

            «Он никогда не кричал, не поднимал руку, но был непререкаемым авторитетом для нас, – продолжает младший сын Ивана Ухо. – «Рабочий» язык моряков, в общем-то, достаточно суров, но я не помню, чтобы отец ругался. Он вообще мало говорил о своей работе, хотя очень ее любил. Часто повторял: какую бы должность ты ни занимал в будущем, всегда оставайся человеком. А в отношении семьи он говорил, что моряк бросает якорь один раз на всю жизнь».

            Перед каждым рейсом и после него Иван Дмитриевич ставил свечку Николаю Чудотворцу – сегодня Дмитрий делает так же. Так же заботится о близких, так же вкладывает силы в воспитание ребенка. Правда, путешествует с семьей больше – с удовольствием возвращается с женой и дочерью в те места, которые впечатлили его во время работы.

            Закладки на карте

            Иван Дмитриевич попутешествовать на пенсии, увы, не успел, два месяца назад его не стало. Единственной заграничной поездкой с супругой был отдых в Доминиканской Республике на свадьбе младшего сына. Путешествие оставило массу впечатлений, а Доминикана стала второй точкой на карте, куда они хотели съездить в будущем – первой так и остался Петербург.

            «Когда-то давно они принимали пароход в Санкт-Петербурге, но у меня не получилось отпроситься на работе, – продолжает Лариса Владимировна. – Я до сих пор жалею об этом. Мы решили: съездим на пенсии, но не случилось».

            Удивительно, но при всех тяготах того времени, воспитывая сыновей одна, пока муж уходил в море на много месяцев, Лариса Владимировна сумела и сама состояться в жизни как профессионал. Почетный экономист Кубани, она вышла на пенсию чуть раньше него в должности начальника планово-экономического отдела «Связьтранснефти». Говорит, муж уважал ее работу и гордился ее успехами. Но никакого соперничества за лидерство в семье никогда не было.

            «Сегодня морской труд как будто обесценился, – считает Лариса Владимировна. – Современные молодые женщины думают, что мужья в море отдыхают. Но это тяжелая работа, об этом нельзя забывать. Мне кажется, если есть настоящая любовь, то все легко преодолеть. Мы с Ваней прожили вместе 41 счастливейший год, рядом с нами всегда были порядочные люди и настоящие друзья. Мы большие счастливчики».

            Основное наследие

            «Море всегда было Ваниной мечтой, он действительно очень любил свою работу, – продолжает Лариса Владимировна».

            На пути к этой цели вряд ли что-то могло его остановить. Лариса Владимировна вспоминает, как плакала, когда супруг в 1984 году попал в экипаж танкера, шедшего в Никарагуа. Первым шел «Луганск», который подорвался на мине при заходе в Пуэтро-Сандино. Многие отказались идти тем же маршрутом, но для Ивана Дмитриевича работа всегда была долгом. Два месяца стали для жен моряков бесконечностью, от экипажа не было никаких известий. Оставалось только засыпать тревожными вопросами сотрудниц «Трансфлота», но ответ был неизменным: «на переходе».

            Это уважение к профессии он успел передать сыновьям.

            «Это хорошая мужская работа, которая позволяет достойно содержать семью и растить детей, – рассуждает Дмитрий Ухо. – Море всегда будет кормить людей. Вот говорят: у рядовых зарплаты сопоставимы с тем, что можно заработать на берегу. Но люди ведь продолжают ходить в рейсы, в том числе по 6-8 месяцев. Почему? Потому что в море ты на себя вообще не тратишь деньги, тебя обеспечивают спецодеждой, обувью, у тебя не болит голова, что купить поесть. Алкоголь запрещен, так что ты можешь разве что шоколадку себе взять. Да и то сейчас хорошее разнообразное питание, по крайней мере, у нас в компании, и нет необходимости что-то докупать. Море позволяет честно зарабатывать хорошие деньги, и я рад, что отец в свое время направил меня по этому пути. Мне бы хотелось пройти по жизни так, как учил нас он».

«Морская профсоюзная газета» ЮТО РПСМ

«Моряк бросает якорь один раз на всю жизнь»
На фото:  Иван Дмитриевич Ухо

от Roman