Молодой моряк из Одессы скончался из-за халатности руководства судна

Просмотров: 1452

            Одесский телеграмм-канал опубликовал шокирующую историю о вспышке коронавируса на борту контейнеровоза «CMA CGM SORBONNE», которая привела к смерти молодого электромеханика Евгения Жукова. Моряку из Одессы было всего 34 года, он скончался 1 августа в больнице Сингапура, куда попал слишком поздно и уже в тяжелейшем состоянии. Вместе с Евгением на судне заболели как минимум 15 моряков, они попросили компанию о срочной медицинской помощи, но получили отказ.

            «Я хочу рассказать правду про случившееся на борту «CMA CGM SORBONNE» c прекрасным человеком электромехаником Жуковым Евгением Геннадиевичем. Сыном, братом и просто человечищем, который умер по халатности и нерасторопности начальства вышеуказанного судна и медицинской бригады в порту Сингапур»– написал в паблике «Подслушано Одесса» моряк, пожелавший остаться неизвестным.

            Как сообщает автор поста, 12 июля, перед посадкой на судно «CMA CGM SORBONNE», экипаж сдавал тесты на коронавирус после двухнедельного карантина. Результаты почти у всех были отрицательными. Однако у одного моряка тесты показали неопределенный результат – не отрицательный, но и не положительный. Компания, которая по правилам должна была задержать всю смену, приняла решение оставить на суше только одного этого моряка, а остальных – отправить на судно, хотя все они контактировали с потенциальным носителем.

            Через несколько дней после посадки на судно у членов экипажа проявились первые симптомы заражения коронавирусом, и вскоре моряки один за другим начали болеть.

            Вопреки состоянию экипажа, судно продолжало работу. Заболевшим меряли температуру и изолировали в каютах на 10 дней, из лекарств выдавали только парацетамол. Один раз моряков в онлайн-режиме «осмотрел» врач. При первых признаках улучшения состояния заболевшего его возвращали к работе.

            На момент захода в Сингапур на судне болели более 15 членов экипажа. Из-за вспышки коронавируса два китайских порта ранее отказали контейнеровозу в заходе. Моряки не получили ни медикаментов, ни врачебной помощи, ни ПЦР-тестов.

            Евгений Жуков почувствовал первые симптомы заражения коронавирусом 24-25 июля. Спустя пару дней ему стало хуже, и он был изолирован в своей каюте. Из всей помощи одессит получал лишь парацетамол. Незадолго до 31 июля состояние Евгения улучшилось, и начальство вернуло его к работе, все еще с симптомами коронавируса. Однако вскоре моряку опять стало хуже, начался кашель с кровью.

            31 июля в обед, после очередного резкого ухудшения, Евгения подключили к кислородной маске. К полуночи он уже дышал с трудом. Руководство судна сумело добиться визита врача лишь к этому моменту, когда человек был уже в критическом состоянии.

            «Евгений был бледен, очень тяжело дышал, угасал на глазах. Кислород был открыт на максимуме. Приехал врач лишь около часа ночи, спустя более чем 12 часов как Евгений был в критическом состоянии. Неспеша заполняя свои бумаги, доктор начал осмотр пациента. Он измерил уровень кислорода в крови пациента, и прибор ничего не показывал. Кислорода практически не было в крови.

            Евгений был очень бледен, и так было понятно, что все очень плохо. Врач закончил осмотр и принял решение о срочной госпитализации, а после покинул судно. Карета скорой помощи приехала лишь спустя два часа, к трем ночи. Евгению было очень плохо, у него начали неметь пальцы рук, становилось все хуже и хуже.

            Экипаж положил его на носилки и вынес на палубу, потом его спускали на берег краном и погрузили в скорую. Медицинская бригада не спешила, они фотографировали Евгения, проверяли его документы. В конце концов его увезли в госпиталь. В пять утра Жукова Евгения не стало. Мир лишился прекрасного молодого специалиста, и уважаемого человека. Он умер не столько от коронавируса, сколько от халатности и безразличия руководства судна, неспешности и медлительности медицинских работников Сингапура. На его месте может быть любой из тех кто работает в море», – написал автор поста.

            После известий о смерти Евгения экипаж начал бояться за свои жизни. Моряки потребовали эвакуации с судна или медицинской помощи, на что руководство судна ответило, что «ничего такого не будет, и помощь возможна только в чрезвычайной ситуации». У членов экипажа создалось впечатление что всю ситуацию пытаются замять.

            На данный момент судно продолжает работать. Экипаж составил подробное письмо с просьбой об оказании медицинской помощи и разослали его во все морские структуры, включая флаг, администрацию судна, ITF и консульство Украины в Сингапуре.

Молодой моряк из Одессы скончался из-за халатности руководства судна
Фото: mtelegraph.com

от Roman